Клаудио Кинтерос – Андрес в теленовелле «Навеки Джулия»

   Теленовелла «Навеки Джулия» стремительно ворвалась на миллионы телевизионных экранов по всему миру, и всем сразу стало ясно - она стала большим прорывом жанра. Высокомерие его возмутительного героя Андреса воздало столько хвалебных отзывов Клаудио Кинтеросу и привлекло к нему столько внимания, что даже некоторые особенно внимательные зрители путали реальность и теленовеллу, и делали попытки высказать ему на улице все, что думают о злодеяниях и сексуальных наклонностях его героя.

   Нечего и говорить о том, что настоящую популярность Клаудио Кинтеросу принесла теленовелла «Навеки Джулия». Временами сцены с участием его героя были ключевыми в этой экспериментальной лаборатории, которая называется «Навеки Джулия», и которая открыла этому замечательному театральному актеру двери в мир телевидения. Его «Андрес» участвовал в таких сценах, которые раньше никогда не были показаны в теленовеллах, например, сцены орального секса со своей тетей, мастурбация в душе и поцелуй с мужчиной. В последней сцене теленовеллы Андрес идет под руку с тетей-любовницей к вратам рая. Но в реальной жизни Клаудио Кинтерос не живет в раю. Ему 34 года и он уже пять лет сам преподает актерское мастерство. Уже больше десяти лет Клаудио играет в театре. Ему посчастливилось стоять на одно сцене с такими мэтрами аргентинского театра, как, Рубен Шумахер, Лаура Юссем, Норма Алеандро, Хавьер Даульте и Виви Тельяс. Самое странное, что для широкой публики этот талантливый актер (который, кстати, сейчас снимается в теленовелле с Наталией Орейро) известен всего лишь год.

Как это может быть? Аргентинская публика потеряла 10 лет?

– На самом деле я не знаю. К сожаление это так. Есть вещи, которые становятся известными только благодаря телевидению. Наверное потому, что в основном люди не ходят в театры. Моя семья поверила в меня, как в актера, только увидев на экране. Мне нравится телевидение, но иногда, я не понимаю, что со мной происходит, мне трудно оценивать свою работу, трезво смотреть на мою игру … Как актеру мне необходимо играть. Меня убивает отсутствие работы. Телевидение захватывает тебя и это прекрасно, но в то же время напряженный ритм работы в теленовелле изматывает. Этот водоворот не дает проанализировать свою работу. И тогда мне нужно прийти домой, включить музыку и прыгать до потолка пока все эмоции не выйдут наружу. Поэтому, когда мне предложили роль в теленовелле «Желание» я сначала отказался, а потом сел и подумал. Я понял, что мне не придется долго адаптироваться к этой роли и согласился.

Что ты думаешь о своей роли в теленовелле «Желание»?

- В теленовеллах твоя роль всегда ограничена, не зависимо от того какой ты актер. Проблема в том, что мне нравится играть сложные роли, совсем не такие, как в «Желании». Я всегда прошу дать мне роль, в которой мой персонаж получал бы развитие.

Оба твоих телевизионных персонажа являются правой рукой главного злодея…

– Да, но Максимо более яркий, независимый. Андрес настоящий самурай. Это мне казалось ужасным: Маурисио Доваль мог делать с ним все, что хотел, и Андрес всегда был рядом с ним. Максимо нет: он делает то, что нравится ему, или угождает кому-то потому, что это выгодно ему.Он самонадеян, любит деньги.

Это правда, что тебя пытались оскорблять на улице, когда ты играл Андреса?

– Да, это так. Меня называли больным, гомиком. Выкрикивали мне это в лицо. Иногда это казалось забавным, а иногда злило. Есть типы, которые тебя останавливают на улице, смотрят прямо в глаза и говорят: «Это ты или нет?» Или: «Оставьте Диего Морено в покое!». Пару раз я отвечал им: «Прекрати, сумасшедший, ты разве не видишь, что я играю!».

Что для тебя было интересным в новелле «Навеки Джулия»?

– Было много забавных моментов. Мне понравился, когда Андрес наряжался Леонардой. Вся съемочная группа давала советы, как это лучше сделать. Финал Андреса был прекрасным. Многие хотели, чтобы он умер. Но я считаю, что так теленовелла потеряла бы весь смысл. Было здорово, когда Андрес шел по руку с Леонардой, а на фоне звучала песня «Ne me quitte pas». Невероятно. Это было гораздо круче, чем выстрелить в него сто раз. Я сам предложил эту песню, и со мной согласились. Это придало сцене больше романтизма.

А еще?

- Было здорово, когда Андрес убивал кого-нибудь. Как актер я должен был сыграть Андреса так, чтобы он не казался простым убийцей. Это мне нравилось. Мы работали с девяти утра до позднего вечера. В одной сцене Андрес пытался застрелиться, прям как самурай, который пытается сделать себе харакири на глазах своего хозяина, а потом он выживает! Настоящий абсурд (смеется). Иногда мы не знали, куда нас заведет фантазия сценаристов.

А актеры предлагали как-нибудь дополнить сцены сериала?

- Все могли сделать это! Актеры, техники, все. Многие члены съемочной группы даже просили дать им почитать будущие серии. В сериале были очень откровенные моменты, например, мастурбация Андреса, когда он представлял себе Леонарду, Ванину и Лупе. Все включались в обсуждение, как это лучше показать. Секс в теленовелле присутствовал не для того, чтобы поднять рейтинг, а показать характер персонажа. Я никогда не отказывался делать то, что придумывали сценаристы.

Обычно на телевидении не показывают такие вещи…

– Да, это так. Такой персонаж, как Андрес никогда не появился бы в театральной постановке. Главное в этой теленовелле было, то, что никто не мог однозначно сказать каков его персонаж. Если в этой теленовелле и были шокирующие сцены, то только потому, что это было обусловлено характеристиками их героев.

Каким ты был в детстве?

– Я было очень скромным и застенчивым. Однажды один мой друг (Мариано Акоста), с которым мы дружим до сих пор, мне сказал, что со мной было очень скучно потому, что я всегда молчал, как будто меня и не было вовсе. Это было правдой. Внешне я был очень заметный, был похож на панка, но всегда молчал. Я думаю, что это было моей возрастной особенностью. Мне не хотелось выделяться, что-то говорить или делать, быть центром внимания. Единственный человек, с которым мне хотелось говорить, был мой учитель литературы. Когда я окончил школу, я рассказал своему учителю, что хочу изучать психологию. Он спросил меня, действительно ли я этого хочу, я подумал и понял, что нет, не хочу. Тогда я начал изучать отношения с общественностью, но мне это тоже не нравилось. Три месяца спустя я оказался на театральной репетиции. С этого момента я понял свое призвание и начал изучать театральное мастерство как сумасшедший. У меня было два очень напряженных года. Потом я перешел к другим преподавателям. Все, что я хотел изучать ранее, мне открылось в театре. Я много читал, а потом начал сам преподавать.

   Вот уже пять у Клаудио Кинтероса есть собственная студия по подготовке актеров. Она называется «Муравейник». А три года назад он женился на актрисе Аналии Кусейро.

Как живут вместе два актера? Вы критикуете друг друга?

– Конечно, мы видим работу друг друга. Но относимся к этому спокойно. Мы совсем не похожи на тех актеров, где один считается гениальным, а другой не знаю каким. Нет. Мы решили так: она «видит» вещи, которые не вижу я, а я «вижу» то, что не может видеть она.

   Еще с тех пор, когда Клаудио Кинтерос «молчал», у него сохранилась тетрадь с рисунками: «Я люблю рисовать, когда занимаюсь построением персонажа, или просто иду куда-то, замечаю что-то, и рисую».

Для того, чтобы построить образ Андреса, что вдохновляло тебя?

- Живопись Боско, Гойи, мрачные образы. Для Максимо – поп-музыка, Энди Уорхол. Когда я обсуждаю постановку сцены с моими учениками, я всегда ищу образы, которые помогут мне понять героя.

Источник: Pagina12.com.ar