Каролина Фаль

   Квартира Каролины Фаль напоминает фотовыставку. На стенах, на мебели, в библиотеке, повсюду развешаны фотографии Диего Марадоны, Чарли Гарсия (известный в Аргентине рок-музыкант), Родриго (известный в Аргентине музыкант), Херардо Романо (актер), Леонардо Фавио (режиссер), Эмануэла и Луиса Ортега, коллажи из разных фотографий и портретные зарисовки актрисы Грасиэлы Боржес, вырезка из журнала "The Face" с кровоточащим носом. И еще на входной двери висят три вырезки обложек разных журналов с практически одной и той же фотографией со свадьбы лучшей подруги Каролины, Хулиеты Ортеги с Иваном Нобле. Со среды по воскресенье Каролина Фаль превращается в Мартирио, бедное и убогое создание, испанского писателя Федерико Гарсии Лорки, которая безутешно страдает от безответной любви в пьесе "Дом Бернанды Альба". Эта пьеса недавно поставленная Виви Телла была безжалостно разгромлена критиками, которые пощадили лишь игру Каролины Фаль и воздали ей заслуженные похвалы.
   "Конечно, мне нравится, что критики отнеслись ко мне благосклонно. Я очень прониклась своим персонажем. Мне легче даются некрасивые персонажи, такие как Мартирио", - говорит актриса.

   Так уж сложилось, что Каролине достаются довольно мрачные персонажи. Но ей не по душе тот мрачный образ, который присущ ее ролям. Ведь в жизни она не такая. Каролина переодевается для фотосессии, красит глаза перед зеркалом, где развешаны фотографии Херардо Романо и карта мира. Она надевает свитер, и спрашивает не прозрачный ли он? В это время она рассказывает, что до сих пор посещает терапию. Четыре года назад она страдала булимией. Позируя фотографу, она расслабляется и выглядит счастливой.
- Почему кажется, что тебе нравится все некрасивое?
- Не знаю. Мне всегда это говорят. Возможно потому, что на фотографиях я всегда выгляжу слишком серьезной.

   Еще не закончив съемке в теленовелле "Навеки Джулия", Каролина начала писать сценарий для фильма.
- Как ты стала сценаристкой?
- Я всегда писала. Однажды утром, когда я была на Фестивале кино в Мар-дель-Плата, мне позвонила Грасиэла Борхес и сказала: "Если у тебя есть, садись и пиши. Ортега будет режиссером, а мы с тобой сыграем". К тому же, в следующем году я буду делать адаптацию книги Игнасио Аполо.
– Что чувствует актриса впервые пишущая собственный сценарий?
– Мне было очень грустно заканчивать его.
– Ты долго его писала?
– Мне казалось, что я никогда не смогу его закончить, каждый раз надеялась, что дописываю его последнюю версию.
– Тебя торопили?
– Да, нужно было все завершить, хотя мне от этого было больно. Я ощущала прекрасную грусть. Огромную пустоту, как будто я отдаю все, что у меня есть. Такое случается со мной часто: когда я заканчиваю какую-либо работу, меня наполняет страх, что я не смогу наполниться новыми эмоциями, чтобы сыграть следующую роль, что я уже отдала все, выжала себя до последней капли. Но приходит новая роль, и новые чувства. Ведь человеческое воображение неисчерпаемо. И если ты внимательна и любишь свое дело, ты всегда можешь создавать нечто новое. Я всегда отдаю работе все, что имею, по-другому я работать не умею. Поэтому мне было очень стыдно показывать мой сценарий Грасиэле Борхес и Рите Кортесе. Мне пришлось целую неделю ждать их мнения о сценарии. Это была ужасная неделя. Пока я писала, я не отдавала себя отчета, что он очень личный. Там есть частичка моего детства, мои собственные страхи, мой смысл жизни. И когда мне пришлось отдавать его, я поняла, что отдаю огромную часть себя.
– Это твой первый подобный опыт?
– Это первый опыт, когда я писала и не думала о том, что я не умею это делать. Я проводила часы перед компьютером и даже не задумывалась, что кто-то будет его читать, кто-то ставить, а кто-то смотреть... Это помогало мне сосредоточиться, получить больше вдохновения, думать только о тексте. Грасиэла прочла его и сразу позвала меня, чтобы все обсудить. Она сказала мне прекрасные слова.
– Кто-то сказал, что все, что есть в нас духовного идет из детства...
– Я с этим согласна. Все эмоциональное богатство человека зарождается очень рано. Я считаю, что нельзя отрицать своего происхождения. Я долгое время боролась со своей прошлой жизнью, думая, что она мешала мне.

   В 15 лет Каролина Фаль приехала в столицу, чтобы пройти пробы в телесериале "Clave de sol". Сейчас ей уже тридцать лет, и она прочно заняла заслуженное место среди лучших актрис своего поколения. Хотя ее почти не приглашают сниматься в кино, сейчас Каролина находится на лучшем этапе своей профессиональной карьеры. В прошлом году она снялась в популярной теленовелле "Навеки Джулия" и сыграла в шокирующей пьесе "La casa de Bernarda Alba". А недавно она закончила написание сценария для фильма.

   Каролина признается, что иногда по утрам она чувствует головокружение: "Например, если я вдруг подумаю, что мои родители могут умереть, у меня кружится голова. Это очень неприятное ощущение. У меня вообще очень хорошие отношения с родителями. Моя мама привозила меня на первый кастинг из Мерседес в столицу. Моя мама тоже актриса. У меня прекрасные отношения с родителями, когда я сижу без работы, они помогают мне материально. Я тоже даю им деньги, когда они в них нуждаются".
- Ты сама ездишь в Мерседес или они приезжают к тебе?
- Я мало бываю в Мерседесе. Чаще приезжают родители. Они останавливаются в моей квартире.
- Когда они приезжают к тебе, ты прячешь что-нибудь от них?
- Разумеется. От тебя я тоже кое-что спрятала.
- Ты всегда прячешь что-то?
- Всегда.

   “Средства массовой информации намеренно искажают женский образ. Они пытаются вам внушить, что именно такой ты понравишься мужчинам. Модели не отображают реальных женщин. Они обожествляют женщин, а это смущает, отравляет и вносит смещение в общепринятые ценности. Потому, что главное в человеке - это не грудь или зад. Если есть что-то, что мне не нравится в нынешнем телевидении, так это то, что, что оно заставляет верить всему, что там показывают. Это похоже на насилие с тяжелыми последствиями. Оно переносит вас в искусственный мир. Зрелым женщинам оно не страшно, а вот для тринадцатилетней девчушки может обернуться печальными последствиями. Я говорю это с высоты своего опыта: у меня было много проблем с фигурой, с питанием, с тех пор, как я стала сниматься на телевидении. Тебе не устанут напоминать о том, что твое тело должно радовать мужской глаз. Я до сих пор немного страдаю от этого, и это мешает мне работать. Правда, уже не так, как раньше. Ты можешь быть отличной актрисой, но тебя попросят выглядеть божественно. Тебя заставят быть всегда в отличной физической форме, и ты перестанешь быть самой собой. Сейчас даже ведущие новостных программ похожи на моделей".

Теленовелла «Навеки Джулия»

   В теленовелле "Навеки Джулия" Каролина Фаль играла роль Мартины, которая была контрафигурой главной героини Джулии (Селесте Сид). После потери сына в автокатастрофе, Мартина некоторое время не может оправится, она разрывается между желанием умереть и отомстить. Но произойдет множество событий в теленовелле, Мартина забеременеет от Диего, встретит новою любовь, и только тогда в ее глазах появится блеск и жажда жизни.
– Ты до самого конца теленовеллы работала над своим персонажем Мартиной с энтузиазмом?
– Конечно. На съемочной площадке была отличная атмосфера... Знаешь, я считаю, что на телевидении очень трудно профессионально вырасти актеру, хотя можно научиться другим вещам. Впервые я вижу, что актеры, снимающиеся в этой теленовелле, стараются привнести все самое лучшее, что имеют в своих героев. Меня это очень трогает. Например, Пабло Раго заставляет сцену ожить.
– В этой теленовелле может произойти все, что угодно?
– Все, иногда мы сами, актеры, этому удивлялись.
– В этой теленовелле был показан инцест, различные преступления, жестокость, Эротизм, романтический герой, который превращается в тень и неясная героиня... А потом многие заметные фигуры аргентинского телевидения, которые сами небезгрешны, начинают выступать против этой теленовеллы...
– А я вот задаю себе вопрос: "Что их так шокирует?". Я никогда не устану хвалить эту теленовеллу. Потому, что все было прекрасно. Эта теленовелла позволила всем полностью раскрыться. У нее очень хорошая драматическая основа. Среди актеров есть экстраординарные люди. Например, Тина Серрано. Ее ничего не пугает, она умна, у нее есть идеология. У главного героя нет строгих принципов. Жизнь преподносит ему много сюрпризов, пытается сломить его, но он приспосабливается. Мартин Слипак, который играет Сесара, очень зрелый для своего возраста. Я не буду перечислять здесь всех.
– Многие критики не пытались понять персонажа Леонор Мансо (Глория). Они написали, что она повторяет своего предыдущего персонажа из теленовеллы “Vulnerables”.
– У них нет ничего общего. У Глории другие чувства, другой характер.
– Ты не скучала по той Мартине, которая в теленовелле ходила как сумасшедшая с револьвером, готовая направить его на Довала?
– Немного. Впоследствии у Мартины не было подобных сцен. Потом она стала более уравновешенной. Но также, мне было от этого спокойнее, ведь не возможно все время желать мести и смерти.
– Было бы здорово, если бы уже беременная Мартина стала с кем-нибудь встречаться...
– Это было бы сильно. Я никогда не видела в новеллах, чтобы женщина, будучи беременной начала встречаться с другим мужчиной.

Мечтать, мечтая...

   “Я обожаю актера Марчелло Мастроянни. Я читала его книгу воспоминаний, основанную на одноименном фильме, который я смотрела позже. Я согласна с тем, что говорил этот актер: "Я не понимаю тех актеров, который страдают, чтобы сыграть страдание, которые подвергают себя боли или толстеют на 20 килограммов. Я прихожу на съемку, и Феллини мне говорит: "Это так, а это так" и все". Я испытывают радость, что человек, которого я уважаю, говорит такие правильные вещи. Я тоже считаю, что играть, значит лгать. Я не понимаю актеров, которые говорят, что по три часа не могут выйти из образа их персонажа. Они не понимают разницу между жизнью и искусством: невозможно рассказать о настоящей жизни посредством литературы, и невозможно прочувствовать настоящие эмоции, играя. Иногда я удивляюсь, что мне платят за удовольствие. – Ты чувствуешь, что зависишь от желания режиссера, продюсера, сценариста?
– Сейчас мне кажется важным, по крайней мере, для меня, самосовершенствоваться. Никто не должен ждать, когда зазвонит телефон, ждать, когда кто-то вспомнит о тебе. Ты сама должна о себе помнить. Когда я была помоложе, я меньше была уверена в себе, я считала, что вся власть находится у тех, кто вокруг меня, а мне оставалось только ждать.
– Откуда берется та актриса, которая поднимается на сцену театра Мартин Коронадо, чтобы предстать перед зрителями в образе Мартирио, и заставить зрителей прислушиваться к каждому слову, к каждому вздоху?
– Режиссер Мария Эрминия Авельянеда научила меня плакать с открытым ртом. Мне было 17 лет, когда она пригласила меня в одну постановку. В одной из сцен мне нужно было плакать, но я никак не могла эмоционально настроиться. Как будто что-то мешало в горле. Но она просто сказала мне: "Открой рот!". Я никогда этого не забуду: меня как будто прорвало. В театре очень важно поверить в себя и отдать все до последней капли. В первый момент ты пугаешься, но потом перед тобой открывается тысяча дверей. Технике очень трудно научиться, важно найти свою технику.
– Чему тебя научили режиссеры, с которыми ты работала?
– Знаешь, мне нравятся режиссеры, которые говорят мне, что я должна делать, а не позволяют мне делать то, что я хочу. Роберто Вильянуэва - это режиссер, который с первого дня знает, как будет строиться тот или иной спектакль. Он просто говорит мне, в какой сцене я должна сделать тот или иной жест. А моя задача достигнуть правдоподобности с помощью этого жеста.
– Ты испытываешь страх или озноб перед выходом на сцену?
– Да. По-моему этот страх прекрасен.

   

Работы

Сценарист:
Monoblock

Актриса:
Monoblock (2004)
Gerente en dos ciudades (2001)
Animalada (2000) Paula
La maestra normal (1996)
Flores amarillas en la ventana (1996)
Casas de fuego (1995)
El caso Maria Soledad (1993)

Источник: Clarin и (…)