Juca de Oliveira: "Я был таким же, как Родригу Сантору в шестидесятых годах".

   В 69 лет Жука ди Оливейра не раскаивается, что оставил телевидение, будучи одним из самых красивых молодых актеров и посвятил свою жизнь театру. Недавно, когда завершился сезон пьесы "A Flor do Meu Bem Querer" (Цветок моей возлюбленной) в театре в Сан-Пауло, актер и драматург Жука ди Оливейра снова возблагодарил муз театра Талию и Мельпомену за то, что они когда-то перенесли его из юридического факультета университета в театр. Этот спектакль собрал в общей сложности более 65 тысяч зрителей за семь месяцев. В Сан-Пауло талант Жуки как актера известен по его игре в пьесе "A Baba e em Qualquer Gato Vira-Lata Tem uma Vida Sexual Mais Sadia Que a Nossa" (У служанки и любого бродяги сексуальная жизнь намного лучше нашей), которая шла шесть лет и была поставлена в кино в обработке актера. Жука ди Оливера живет почти 25 лет на фазенде в Итапире, в штате Сан-Пауло со своей женой Марией Луизой. "Я выезжаю с фазенды только по рабочим вопросам".

Вам всегда больше всего нравилось играть в театре?

В 15 лет я уехал из Сан Роке, где родился, в Сан-Пауло чтобы учиться. В то время подрабатывал курьером в банке. Потом я поступил в любительский театр. Уже в 1958 году я пошел учиться в школу Драматических искусств и продолжал подрабатывать в банке, где получал минимальное жалованье.

Ваша семья помогала вам?

Мои родители были почти неграмотными людьми. Отец всегда мечтал начать свое дело, которое изменит его жизнь. Но этого не произошло. Он надеялся, что я получу хорошую профессию.

Ваш выбор актерского пути разочаровал отца?

Мы с ним никогда не ладили, а с этого момента наши отношения еще ухудшились. Мой отец был груб со мной - таким образом, он надеялся сделать из меня настоящего мужчину. Он посчитал, что я стану паяцем. Однажды я приехал навестить родителей, и был потрясен ужасными условиями, в которых они жили. Я не смог оставить их в таких условиях и решил забрать их в Сан-Пауло. Я купил матери небольшой пансион, и она успешно сдавала комнаты в течение 19 лет.

Ваш отец не благословил вас как актера?

Противостояние с отцом пошло мне на пользу. В начале 60-х годов он уже начал думать, что я сделал все-таки правильный выбор. Однажды я вышел из театра и встретил своего отца около дверей. Он признался, что купил билет и смотрел спектакль с моим участием. Затем в 1968 году я успешно играл в теленовелле "Нино, итальянец", а мой отец в то время лежал в больнице. Я пришел в больницу и сбежался весь персонал, чтобы попросить у меня автографы. В то время я был красавцем. Он позвал медсестру и спросил у нее: “А я вам разве не говорил, что Нино - это мой сын?". В этот момент я почувствовал гордость. Немного спустя отец умер.

Вы так любите театр… Вам не показалось, что, посвятив столько времени телевидению, вы пойдете против своих принципов?

Это было единственным способом выжить во времена военной диктатуры. Несмотря на то, что я отдавал много времени телевидению, я не отдалился от театра, но и не смог бы выжить без теленовелл. Но в 1978 году политическая ситуация в стране изменилась, и я расторг контракт с Глобо. В тоже время у меня больше не было причин полностью посвящать себя театру. Вскоре у меня появилась дочь, которую нужно было растить. И я снова стал сотрудничать с Глобо. Моя зарплата уступала только зарплатам Тарсизиу Мейра, Режины Дуарте и Франсиску Куоку.

Это деньги сыграли свою роль?

Я никогда не был одержим деньгами. Когда я работал на TBC (рекламном агентстве), мне предложили зарплату в двадцать раз больше, чем обычно, но я отказался. Моя жена во многом повлияла на мой уход с Глобо. Она мотивировала это тем, что я жаловался и постоянно был недоволен. Было время, когда я все свое время отдавал театру, и у меня пропадало желание писать. Тогда я написал всего две пьесы, «Baixa Sociedade» (Низший класс) и «Motel Paradiso» (Райский мотель), они имели большой успех. Тогда я потерял много денег, как актер, зато вырос, как писатель.

В кино у вас не было заметных персонажей?

Я всегда боготворил театр, и поэтому почти не снимался в кино. Я не могу оставить театр и проводить по три месяца в степи, как это было на съемках фильма «Onde Anda Voce» (Где тебя носит). Я поехал в Форталезу, чтобы сняться в этом фильме. Съемки доставляют большое удовольствие, но кино очень выматывает. Приходится вставать рано, ложиться спать поздно. Это даже хуже, чем телевидение, которое занимает годы жизни. Теперь я соглашаюсь на роль в кино, если это большой проект, и если мне позволяют мои театральные музы.

Ваши пьесы всегда вызывают полемику со стороны критики. Откуда такое негодование?

Я пишу о том, что меня потрясает. Я прихожу в возмущение от слабости людей, от беспринципных политиков. В жизни я не жалуюсь. Весь свой гнев я переношу на бумагу.

Ваши произведения подвергаются цензуре?

Я думаю, что это время уже прошло. Я не буду отрицать, что некоторые персонажи моих пьес берутся из журналов, они реальные люди. В одной пьесе есть персонаж напоминающий сына бывшего президента Бразилии о котором писали, что у него есть внебрачный ребенок от служанки. После выхода пьесы в журналах писали, что актрисы Режина Дуарте и Рут Эскобар просили меня убрать из пьесы некоторые диалоги, но я в это не верю потому, что знаю, что значит для них цензура.

Вы встречались когда-либо с этим экс-президентом?

Никогда! Он никогда не приходил на мои пьесы. Когда-то мы общались. Я поддерживал его при избрании в одну из префектур Сан-Пауло в 1985 году. Но когда он баллотировался на пост президента в 1994 году, я лишь отдал за него свой голос. Но потом я понял, что его идеи потерпели поражение.

А что вы думаете о его втором мандате?

На этот раз я голосовал за Лулу (нынешний президент Бразилии).

А что вы думаете об администрации Лулы?

Правительство потеряло хорошую возможность поднять экономику. Растерялись в нужный момент. Не знаю, смогут ли они оправдаться. Я надеюсь на Лулу. Будет трагедией снова отдать власть консерваторам.

Источник: Terra.com.br/exclusivo